Наша жизнь


Полевая почта PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 7
ПлохоОтлично 

Весть. – 2010. – 23 марта.

Женщина и война. Эту тему поднимают в прессе исключительно редко.

Галина Андреевна Фоменко Бог дал здоровья Галине Андреевне Фоменко из Товаркова. Родилась в Москве в 1915 году. По линии отца она крестьянка. По линии мамы -революционерка-народница. И дед, и бабушка были осуж­дены еще до ее рождения на процессе «ста девяноста трех». Отец погиб, когда ей было всего два года. Мама в то время работала учительни­цей в начальной школе в деревне Александровке Ростовской области. Тоже ушла в народ.

С шести лет Галина Анд­реевна писала стихи. Какие, теперь не помнит. Стихов было много, но хождение мамы «в народ» — это посто­янные переезды, когда бра­ли с собой только необходи­мое. Для тетрадей со стиха­ми Гали места в чемоданах не оставалось. Объехали всю Украину и Россию. Были на Кавказе, в Сибири, в Сред­ней Азии. Были и в Калуге, и в Москве. Проехали по всей Волге, Каме.

Фиолетовая Волга,

Темно-синие леса.

Нынче вечер будет долгий,

Не хочу ему конца...

Стихи не из тетради, не из сборника, коих уже на пенсии за свой счет больше десятка издала Галина Андреевна. Вспомнились стихи, а точнее, она их не забывала никогда.

Переезды не помешали учебе в педагогическом тех­никуме, потом — в Москов­ском пединституте. Училась и в Калуге, в театральной студии. Подрабатывала у ху­дожника. Самостоятельно освоила баян.

Жизнь ее поколения раз­делила надвое война. Реши­ла для себя: на фронт! Она уже преподавала в школе в одном из сел Московской области, училась на после­днем курсе пединститута за­очно. Это был не только пат­риотический порыв, когда Москва формировала народ­ное ополчение, это был по­рыв души. Пешком — за 18 километров — она понесла заявление в военкомат. Пос­ле отказа пошла в райком комсомола, но и там полу­чила отказ. Больше того, ей предложили поработать в райкоме. Она оставила заяв­ления в военкомате и райко­ме: на фронт!

Возвращалась домой но­чью голодная: покормить, напоить чаем никто не дога­дался, да и не до того было. В ту ночь столкнулась с пер­вым предательством. В лесу проходила мимо избушки. Лаяли собаки. На ее стук вы­шел лесник с керосиновым фонарем, осветил лицо. Уз­нал, зачем ходила в военко­мат, — посмотрел гневно: «Жрать хочешь, пить хочешь? Вон сколько снега, жри!»

Сегодня Галине Андреев­не уже 96-й год, но того лес­ника она помнит. Столько времени люди в едином по­рыве строили свою страну, а оказывается, были и другие, кто мог эту страну предать, продать.

В 1942 году, когда немца отогнали от Москвы, из во­енкомата наконец пришла повестка. Переодели ее в солдатскую форму. Назначи­ли в полевую почту на Запад­ном фронте, в пятой армии. Учеба — на месте, почтальо­нов учить времени не было.

Письма приносили меш­ками. Полевая почта распо­лагалась в 300-500 метрах от передовой. Их бомбили, об­стреливали из арторудий и минометов. Располагались в палатках, землянках, полу­разрушенных домах. В тылу ждали писем с фронта, а в окопах — из дома.

Галина Андреевна начала службу в Можайске. Потом была Вязьма, а войну закон­чила в 44-м году на Харьков- шине. Стихи писать не пе­реставала, хотя на 6-7 деву­шек из полевой почты при­ходилось по 2-3 мешка сол­датских треугольников, и все надо было просмотреть, вы­марать слово «голод», назва­ние части, имя командира. Читать приходилось ночью при коптилке.

Перед началом наступле­ния писем прибавлялось, и от полевых почтальонов тре­бовалось больше внимания. Кто по глупости, а. кто умышленно отправлял в тыл такую весточку, что девушек из полевой почты бросало в дрожь. Письма эти летели в другие мешки, а с авторами разбирался СМЕРШ. Куда больше нравились девушкам письма о любви — о ней они читали почти в каждом сол­датском треугольнике.

Полевые почтальоны, вспо­минает Галина Андреевна, тоже были вооружены. По­лутораметровые винтовки ви­сели у входа в палатку, разру­шенный дом, где они дисло­цировались. Но стрелять не пришлось ни разу, и за 1942 - 1944 годы ни одна из девушек не погибла. Почта — для фронтовиков это было святое.

В 1944 году, когда освобо­дили Украину, Галину Анд­реевну демобилизовали. Нужно было восстанавли­вать школы, а у нее педаго­гическое образование, зна­ние украинского языка. Не­сколько лет преподавала фи­зику и математику — и сно­ва в одной из сельских школ. Так что на рейхстаге ей рас­писаться не пришлось.

Вернулась в Калугу, препо­давала физику и математику более 20 лет в Товаркове. Званий не заслужила, но зас­лужила уважение учеников. Это особая история, когда-нибудь я о ней напишу.

С 1970 года начала изда­вать стихотворные сборни­ки: «Житуха», «Праздники и будни»...

В 2000 году потеряла зре­ние на 100 процентов. Но на­училась писать по трафаре­ту, продолжала публиковать­ся. Писала о земляках, их увлечениях, о Победе, о тех, кто ушел и не вернулся, тех, кто вернулся и дождал­ся детей и внуков, о тех, кто помогал ей видеть и жить. Есть стихи даже о главе ад­министрации района Викто­ре Михайловиче Колеснико­ве, они опубликованы в од­ном из сборников.

Только о полевой почте, сколько я ни просил, она так и не написала ни строчки. Действительно, бой, атака, отступление, наступление — яркие темы для стихов. А коптилка в полуразрушен­ной избе, палатке, землянке, солдатские треугольники, среди которых может быть и письмо доносчика, шпиона, — это совсем другое. Жен­щина-почтальон с офицером под березками — милое дело для кинематографа. Только времени на это не было, пи­сем надо было прочитать не сотни, а тысячи.

«Не знаю, как начать. А сейчас и здоровье не то», - ответила на мою просьбу во время нашей последней встречи Галина Андреевна. А я все равно жду.

Виктор МАТРОСОВ.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 96 гостей 
Просмотрено статей : 5151686
Индекс цитирования
Оценка качества сайта