Наша жизнь


Слышим ли мы глухих? PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Городские известия. – 2016. – № 113. – 20 сентября. – С.5.

Фото с сайта газеты ГОРОДСКИЕ ИЗВЕСТИЯ-КУРСКБиблейская истина «Имеющий уши да услышит» не относится к людям, говорящим руками и слушающим глазами. Без помощи переводчика неподготовленный человек не вступит в разговор с инвалидом по слуху.

Стену отчуждения между слышашими и неслышащими не спешат преодолевать и те, кто обязан это делать. О проблемах курян с нарушением слуха «ГИ» рассказал председатель Курского отделения Всероссийского общества глухих Александр Качергис.

 

– В Курской области 7300 инвалидов по слуху, 4200 из них общаются на жестовом языке. У 70% инвалидов нарушения слуха заложены на генном уровне и передаются по наследству. Остальные, так называемые позднооглохшие, потеряли слух из-за осложнения заболеваний, неправильного медикаментозного лечения, травм. Человеку, потерявшему слух во взрослом возрасте, легче адаптироваться в обществе, поскольку он не утрачивает навык речи.

Слуховые аппараты, в том числе современные кохлеарные имплантанты, не столь эффективны, как их рекламируют. Механический прибор не может подобно человеческому уху подстраиваться под силу звука. Его настраивают, как правило, на громкость разговорной речи, и когда рядом с человеком проходит трамвай, аппарат выдает что-то подобное реву взлетающего над головой самолета.

Не всем глухим от рождения детям помогают операбельно: не хватает квот, не всегда приживаются электроды. Упущенное время для коррекции слуха оборачивается тем, что лишенный звукового навыка ребенок не может научиться читать и вообще осваивать какие-либо знания.

Теоретически каждый глухой обладает теми же правами, что и любой другой гражданин, но – только теоретически.

Роскошь общения

– Инвалиды по слуху ограничены в общении. Им как никому близки строки Осипа Мандельштама:

Читателя! Советчика! Врача!
На лестнице колючей – разговора б!

Долгое время жестовый язык, которым в стране пользовались 1,5 миллиона инвалидов по слуху, считался средством межличностного общения, что лишало его права на государственную поддержку, тогда как языки малых народов, численностью 50 тысяч человек, признавались вторыми государственными. Несправедливость была устранена в декабре 2012 года: русский жестовый стал одним из официальных языков Российской Федерации, но проблем не поубавилось.

Органы власти не всегда имеют возможность исполнять возложенную на них обязанность предоставлять инвалидам по слуху по 40 часов бесплатного сурдоперевода в год для решения различных жизненных проблем. Судите сами: в нашем регионе на 7300 инвалидов по слуху – 12 переводчиков, имеющих диплом государственного образца, причем все они – люди пенсионного возраста. Молодежь в низкооплачиваемую профессию не идет.

Существуют пробелы и в законодательстве. Например, человеку, потерявшему слух, необходимы 10-16 часов сурдоперевода для прохождения комиссии по установлению инвалидности, а льгота предусмотрена только с момента получения статуса инвалида. ВОГ, безусловно, не оставляет людей в беде и выделяет переводчиков, но добиться оплаты их труда невозможно.

Закон обязал органы правопорядка иметь навык общения с глухими, но ни полиция, ни сотрудники ГИБДД русского жестового языка не знают. При любой ситуации общения стражей правопорядка с инвалидом по слуху общество глухих вынуждено брать на себя сурдоперевод, а потом с огромным трудом добиваться компенсации.

Нередко представителей ВОГ не допускают к оформлению материалов дорожно-транспортных происшествий: уезжайте, без вас разберемся, супруга водителя переведет. Пару раз, когда инвалиды по слуху были виноваты в аварии, мы так и сделали, а потом в судебном процессе заявили протест о составлении протокола с существенным нарушением установленной законом процедуры – не соблюдено право инвалида на переводчика. Судьи соглашались с нами и отказывали в рассмотрении дел.

Любая гражданско-правовая сделка или государственный акт в отношении инвалида по слуху, составленный без участия переводчика, могут быть признаны недействительными. Родственник, даже в совершенстве владеющий жестовым языком, не правомочен выполнять перевод в кабинете нотариуса, в суде или загсе, поскольку не является дипломированным специалистом.

Отрадно отметить, что более восприимчивой к проблемам глухих оказалась церковь. Два года подряд Курск выигрывает грант на обучение священнослужителей русскому жестовому языку. Для богослужений и обрядов для неслышащих владыка Герман определил Знаменский собор. А в Коренной пустыни работе с инвалидами по слуху учатся священники из ЦФО и Сибири.

Недоступная доступная среда

– Государство обеспечивает инвалидов по слуху техническими средствами коммуникации в рамках индивидуальных программ реабилитации. Всего десять лет назад люди с проблемами слуха не могли и мечтать о бесплатном слуховом аппарате, телевизоре, мобильном телефоне, сигнализаторах звука.

Но оснащение многих жизненно важных объектов для инвалидов по слуху не соответствует требованиям доступной среды: глухой ребенок, владеющий жестовым языком, не может учиться в обычной школе, маршрутки не оборудованы видеосигналами с названиями остановок, в поликлиниках и больницах не установлены дежурные электронные переводчики жестового языка с видеокамерами, даже служба МЧС недоступна глухому – она не принимает вызовы в виде смс, видео-конференций или факсимильной связи.

Благодаря в том числе инициативе местного отделения ВОГ Курск определен экспериментальной площадкой для внедрения пилотного проекта «Служба 112 для глухих». На его реализацию выделено 1,5 млн рублей из областного бюджета и 3,5 млн рублей из федерального и до конца года проект должен быть внедрен.

Куда пойти работать?

– Больная проблема инвалидов по слуху – трудоустройство. Их обычные профессии – отделочники, плиточники, строители, повара, сборщики мебели, автослесари. К сожалению, работодатели берут неслышащих с неохотой: да, он мастерски кладет плитку, но как ему давать указания? В письменном виде?

В последнее время пошел сдвиг в сторону гуманитарного образования: психология, социальная служба – эти специальности получают для работы с инвалидами по слуху.

Раньше специализированные предприятия глухих работали на полную мощность. В курский цех по переработке рыбы привозили сырье из Мурманска, Архангельска, делали пресервы, солили, сушили, вялили.

Сейчас при сроке реализации нашей продукции в 7-8 дней сети устанавливают срок расчета – 45 суток. Где нам брать оборотные средства?

В советское время о доступной среде не говорили, о занятости инвалидов – тоже, но ВОГ находилось в составе обкома профсоюзов, и мы шили спецодежду для водоканала, гортеплосетей и других коммунальных служб. В рыночных условиях одно из курских ООО установило нам закупочную цену – 250 рублей за рабочий костюм, соответствующий всем стандартам качества. Этих денег на зарплату не хватало, а ООО получало прибыль, перепродавая нашу продукцию в Москву. Почему у коммерсантов берут, а у инвалидов – нет? Значит, что-то не так в регулировании экономики.

Кстати, швейное производство, на котором работало 75 человек, я закрыл после проверки трудовой инспекции. Выдали предписание в установленный срок провести аттестацию рабочих мест, иначе – штраф на руководителя до 300 тысяч рублей.

Доводов о том, что выполнение предписания обескровит предприятие глухих, никто слышать не захотел. Мы аттестовали рабочие места и... строго по букве закона провели сокращение персонала.

Сошел на нет и альтернативный источник доходов – сдача помещений в аренду. Один крупный арендатор ушел с наших площадей, не выдержав конкуренции со стороны растущего числа новых точек общепита, второй – приобрел собственное помещение и работает неподалеку.

Но мы не падаем духом и надеемся, что в скором времени наши рабочие руки будут востребованы.

Чемпионам нужна поддержка

– Чем мы занимаемся? По своей сути курское отделение ВОГ соответствует реабилитационному центру. Мы помогаем инвалидам адаптироваться в мире слышаших и найти себе занятие по душе.

По средам в Доме культуры проводим часы просвещения – рассказываем собравшимся об изменениях в законодательстве, о выборах, о политической ситуации в мире. Эти встречи – еще и повод пообщаться. Если обычный человек может найти собеседника где угодно, то неслышащему иной раз приходится добираться через весь город, чтобы поделиться накипевшим с тем, кто способен его понять.

Проходят у нас занятия по жестовому пению, танцам, ушу. Курское трио «Соловушка» стало лауреатом общероссийского конкурса в Нижнем Новгороде. Есть среди членов общества и живописцы. Например, член Курского отделения Союза художников Марина Белянович работает в редкой и сложной технике – пишет по батику и передает мастерство подрастающему поколению.

Но особая гордость общества – спортсмены. Шестеро курян являются кандидатами в сборную страны, у них есть шанс принять участие в 2017 году в Сурдлимпийских играх в Турции. Это: Елизавета Алексеева, Дмитрий Сгонников, Наталья Егоричева, Андрей Иванов, Алексей Божко и Максим Ворначев, за плечами которых победы на Кубке мира, чемпионате Европы, чемпионатах и Кубках России.

Им нужна поддержка, как и тренеру Сергею Червякову, готовящему чемпионов за символическую оплату – 5 тысяч рублей из взносов инвалидов. Почему его нельзя ввести в штат городской спортивной школы и создать группу для инвалидов по слуху? Это проблема не должна решаться так долго.

Ситуация с отказом в допуске российских инвалидов на Паралимпийские игры для спортсменов с патологией слуха не повторится, поскольку президентом Сурдлимпийского комитета мира является Валерий Рухледев, президент Всероссийского общества глухих. Я думаю, не одному мне хочется, чтобы неслышащие куряне достойно представили свой город и свою страну на играх самого высокого уровня и взяли реванш за незаслуженно обиженных в этом году коллег.

Н. Скользнева

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 86 гостей 
Просмотрено статей : 5542632
Индекс цитирования
Оценка качества сайта