Наша жизнь

Главная Орел Преодоление Принесенные ветром

Принесенные ветром PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Орловская правда. 2003. 12 февраля. C. 12.

фото учителей
Судьба
что ветер.

Одному ласковый, попутный, другому жесткий, штормовой, И какой лучше, однозначно не ответишь, потому что не известно, в какую гавань тебя принесет, будут ли рады тебе и найдешь ли ты там... себя

 – Этих учителей нам судьба послала, — радостно говорит Екатерина Михайловна Арнау­това, заместитель директора Нижне-Куначенской общеобра­зовательной школы (что в покровском селе Ретинка). – И ученики их любят, и ро­дители ребят, с которы­ми они занимаются музыкой, очень до­вольны. К Новому году нам всем такой пре­красный концерт был подарен! С трудом ве­рилось, что лишь три месяца назад наши мальчишки и девчонки впервые взяли в руки музыкальные инстру­менты.

– Это здорово, что в учебную программу вашей школы входят серьезные уроки музы­ки, — говорю я.

– Нет-нет, наши му­зыканты к школе ис­кусств относятся, — поправила Арнаутова.

– Постойте-постой­те, и вы — более деся­ти педагогов — пересе­лились в одну малень­кую комнатушку-учи­тельскую, чтобы осво­бодить класс паре при­шлых преподавателей, которые к тому же не из вашей школы?

Екатерина Михайловна по­смотрела на меня ласково-на­смешливыми глазами, словно мать на дитя-несмышленыша. Село-то ведь одно — свое, род­ное. Чего ж, мол, делить.

И я устыдилась своего удив­ления по поводу такого есте­ственного, такого человеческого поступка.

Мы, увы, часто неоправдан­но завышаем цену своего потен­циального благодеяния, боимся чем-то пожертвовать и так и не успеваем сотворить добра...

С Екатериной Михайловной вошли в музыкальный класс. На доске висело самодельное на­глядное пособие: сделанный из плотной бумаги фрагмент фор­тепианной клавиатуры октавы в две или в три (настоящего фортепиано пока нет).

фото учителейЛишь когда я заговорила, это странное метание исчезло. Моя доброжелательная улыбка не сра­ботала, а голос почему-то распо­ложил.

– Слышала, вы из Курска при­ехали? — спрашиваю. — Родом вы тоже оттуда?

– Я из здешних мест, — тихо отозвалась Римма.

– А я волжских кровей,—лихо отчеканил Игорь.

Ему —двадцать восемь лет, ей — двадцать семь. Они очень раз­ные: он — эмоциональный и раз­говорчивый, она — сдержанная и немногословная. Игорь весь рвет­ся навстречу, Римма словно мяг­ко и деликатно отстраняется, от­ступая куда-то внутрь себя...

И все же чем-то они были уди­вительно схожи. Я остро ощуща­ла их родство, иное, нежели про­сто супружество. Они казались

– Каких это «таких»?

–  Для людей, лишенных зрения.

– Совсем? — пролепетала я, довольно большим душев­ным усилием обрывая повис­шую было паузу.

– Совсем...

Трудно передать словами тот сложный и обрывистый ак­корд чувств, рожденных во мне признанием сидящих напротив людей, погруженных в полную, непроницаемую тьму. Расте­рянность, удивление, смуще­ние, страх... Страх обидеть приступом сочувствия, страх сфальшивить, делая неумест­но-бодрый вид: мол, ничего особенного.

Впрочем, мне недолго при­шлось примеряться, как себя вести, потому что мои собеседни­ки сразу устранили неловкость, от­крылись, пошли на контакт.

Они оказались интересными людьми, с чувством юмора и с та­лантами, недоступными многим, имеющим счастливую возмож­ность видеть солнце и звезды, на­слаждаться всеми красками жизни. Римма, например, играет на ги­таре, вяжет и шьет.

– Она очень организованная и умеет обращаться с деньгами, — хвалит супругу Игорь. — Многим женам обычно всегда мало тех де­нег, которые дают мужья, а Римме всегда достаточно. Она талантли­вая хозяйка.

– А Игорь у нас замечательный певец, — сообщила Арнаутова.

– Что-нибудь споете? — попро­сила я.

Парень взял баян и...    Я давно не испытывала такого искреннего восторга от сильного,

Везде сопровождает ребят се­стра Риммы Лилия. Она их сек­ретарь-переводчик (есть такая официальная должность). Лилия — их опора, их... глаза.

Супружеская пара живет не просто полноценно, но наполнен­ию, воспитывает двух дочерей — трехлетнюю Соню и Нелли, кото­рой! нет еще и полутора лет. Они держат в хозяйстве козу Белку, которая дает им молоко, и кошку, которая стала любимицей Игоря.

Супруги живут с мамой Риммы, которая взяла на себя заботы по хозяйству.

Заботы... Дом, в котором оби­тают герои моего материала, на­ходится рядом с колхозной фер­мой. Вода в этот район подается водонапорной башней, которую электрики периодически колхозу отключают (пресловутая неплата за электроэнергию).

Маме Риммы приходилось вед­рами таскать в дом снег и растап­ливать его, чтобы постирать одеж­ду для малышей.

Практически мы по полгода мучаемся без воды, — говорит Игорь. — Мы — два инвалида и бабушка...

Не хотелось произносить еще раз это грустное слово — «незря­честь», но именно оно, пожалуй, лучше всего отражает то, что де­монстрируют наши власти по от­ношению к своим людям. Глухая, непроходимая слепота сердца и совести.

Вечная формула: паны дерут­ся, а у холопов чубы трещат. Фир­мы и структуры «разбираются», а страдают люди. Волчьи законы? Нет, слишком громко, даже обид­но для благородных волков звучит. Шакальи,  господа, шакальи...

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 98 гостей 
Просмотрено статей : 5769890
Индекс цитирования
Оценка качества сайта