Наша жизнь

Главная Тула Работа с детьми Надежда для безнадежных

Надежда для безнадежных PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 15
ПлохоОтлично 

 Галина ЛуговаяТульские известия. 2010. № 113. 4 августа.

Верить, что твой ребенок сможет делать то же, что умеет каждый, — нормально. Это возможно даже в том случае, когда врачи категоричны: он бесперспективен, безнадежен, «некурабелен»...

Галина Луговая делает очень многое - пишет книги, разрабатывает и популяризи­рует методики реабилитации больных детей, ведет собст­венный сайт. Но главное ее дело - жизнь вместе с доче­рью, четырнадцатилетней На­ташей.

  Девочка весит около пятнадцати килограммов, не ходит, не сидит, не держит го­лову, не говорит. Но при этом окончила на «пятерки» шестой класс общеобразовательной школы и сочиняет стихи...

Обычная детская комната - книжки, игрушки, диванчик, ковер на полу. А вот ребенок совсем необычный. Непроиз­вольные движения рук и ног, плохо фокусируемый взгляд, бессильно падающая на грудь голова...

- У меня была вполне бла­гополучная   беременность, - Галина Владимировна уже привыкла отвечать на немые вопросы своих собеседни­ков. Она говорит спокойно, а вот Наташа нервничает. Ее утомляют долгие рассказы о болезнях. Но ничего не поде­лаешь, надо терпеть... - А во время родов произошла эмбо­лия околоплодными водами. В девяти случаях из десяти это смерть матери, у меня четыре
раза останавливалось сердце. Пока меня спасали, мозг ре­бенка пострадал. Хотя врачи все делали очень быстро...

После родов и мама и дочь были едва живы. Четыре месяца Наташа пролежала в больнице, а мама носила ей сцеженное молоко. Девочку кормили через зонд.

- Конечно, меня уговари­вали отказаться от Наташи - сразу, с первого дня. Рисо­вали жуткие перспективы, пу­гали: старший сын не выдер­жит. Виталику тогда десять лет было... Говорили - и больному ребенку не поможешь, и здо­рового потеряешь.

Для семьи Луговых испыта­ние действительно оказалось тяжелым. Но Галина Владими­ровна приняла решение и не­сет за него ответственность. Наташа не просто стала жить дома, мама начала искать возможности для занятий с девочкой, которой врачи по­ставили множество диагнозов - один другого страшнее.

- В четыре года прозвучал приговор - олигофрения в стадии идиотии. Врачи просто рассуждали: ребенок должен играть, ставить кубик на ку­бик. Если он этого не делает - идиот...

Во время разговора На­таша все сильнее старается привлечь к себе внимание. «Хочет что-то сказать», - ут­верждает Галина Владимиров­на и подвигает дочке таблицу, где написаны буквы. Худень­кая ручка, придерживаемая маминой рукой, летает над листком. Мама видит букву, которую выбрала Наташа, и называет слово. Если сразу, не получается, Наташа пока­зывает буквы дальше.

«Я занимаюсь с мамой и волонтерами. Понимаю, что это трудно, что это долго. Но я постараюсь научиться пол­зать, ходить, говорить».

Чудо случилось пять лет на­зад - в один миг мама поняла, что Наташа готова общаться. Но дорога к этому открытию была длинной и сложной.

- Случайно я узнала о кни­гах Гленна Домена, - вспоми­нает Галина Владимировна. - Специалист мне их показал, но предупредил, что не даст, чужие. Но разве это может остановить? Я поехала в Мо­скву и купила все, что смогла найти...

Еще в начале семидеся­тых американский врач Гленн Домен написал книгу «Что делать, если у вашего ребен­ка повреждение мозга», где доказывал, что мозг имеет большие возможности для самовосстановления. Три года Галина Владимировна зани­малась с Наташей обучением чтению «по Домену». Ребенку несколько раз в день показы­вают карточки, где изображен предмет и крупно написано слово, его обозначающее. День за днем, месяц за меся­цем, не имея ни малейшего представления, воспринимает ли дочка эти карточки, запо­минает ли картинки, написа­ние слов. Но при этом мама предусмотрела возможность модернизации самодельных карточек - на место русского слова можно поставить анг­лийское...

Усилия были вознаграж­дены - к семи годам стало понятно, что Наташа читает, узнает предметы, системати­зирует их, устанавливает ло­гические связи. Стандартный тест на готовность к школе был адаптирован под неговорящего ребенка и благополучно прой­ден. Итак, куда пойти учиться?

Галина Луговая с дочерью Наташей- Я пошла в шко­лу, где училась сама, которую окончил мой старший сын. И услышала от директора категорический отказ. Обидно было до слез. Следующая попытка - в дру­гую школу, ничего не объяс­няя. Показываю справку, где написаны диагнозы, и кассету, где видно, как ребенок зани­мается. И нас приняли! Потом Наташина учительница - Еле­на Викторовна Барабанова - сказала: «Я просто поняла, что от меня требуется...»

К тому моменту Галина Владимировна уже стала про­фессионалом в реабилитации «особых» детей, но не хватало официального статуса. Доч­ка начала учиться в первом классе, а мама - на заочном отделении педагогического университета. Но, несмотря на накопленный опыт и зна­ния, она не догадывалась, что Наташина учеба открывает ог­ромные возможности.

- Понимаете, я цель ви­дела узко - научимся читать, считать, понимать. А о том, что главное для человека - обще­ние, не задумывалась. Глаза мне открыла сама Наташа.

Было это так: Елена Вик­торовна предложила маме и дочке прийти в школу, на урок. Предложение было с востор­гом принято — у Наташи очень мало возможностей общаться с обычными детьми.

- Пришли мы в класс, парту нам поставили у входа, боком ко всем - Наташке вид­ но ребят, им - Наташку. Шел урок математики, и она нача­ла вместе со всеми решать примеры - из предложенных намагниченных цифр выби­рала правильный ответ. Пора уходить, ребята преподнесли дочке подарки, и я хотела ее унести. И тут она замычала - голосок-то неречевой. Дома я привыкла, а тут сконфузилась. Пришли домой: «Ты почему себя так вела?» Предлагаю ей традиционный набор карто­чек: Есть, Пить, Спать, Играть, Писать, Гулять. Она выбирает «Писать». Но мы же в туалете только что были... И меня осе­нила идея! А ударная какая? «А» - показывает Наташа. И по буквам: «Писать мелом на доске». С этого началось наше общение. Я ведь раньше все сама решала: когда она устала, когда проголодалась, хочет спать, капризничает. А тут начала задавать вопросы, и оказалось, что я совсем не знаю свою девочку...

Наташа снова вмешива­ется в разговор — начинает вместе с мамой показывать по буквам: «Я очень люблю учить­ся. Ко мне все замечательно относятся. Я больше всего люблю английский, литера­туру, математику, биологию, географию. Я не люблю ис­торию. Не нравится особенно история средних веков. Там одни короли и войны».

Сбудутся вдруг все желанья?!
Мыслей безумных простор...
И никогда не поверю
В жуткий судьбы приговор!

Наташа Луговая, 9 лет 

Шестой класс Наташа за­кончила на одни «пятерки». Но теперь перед ней поставлена новая задача. Надо научиться ползать.

- Для того чтобы делать необходимые упражнения, нужны три человека, - говорит Галина Владимировна. — Сна­чала я решила, что мне их не найти. А потом услышала про женщину с Украины, которая за год привлекла триста во­лонтеров. Я - пока только пятьдесят, но и это замеча­тельно.

...Прошлой осенью объяв­ления с просьбой о помощи появились в тульских вузах и храмах. Бизнес-леди и сту­дентка, десантник и семина­рист - самые разные люди приходят в дом Луговых, что­бы помочь Наташе научиться ползать. Интенсивная сенсор­ная стимуляция воздействует на мозг, ребенок развивает­ся, появляются новые воз­можности. Но процесс очень трудоемкий: с Наташей надо заниматься два раза в день по часу. Каждый раз нужны три человека...

Мария МАЛЫШЕВА

Телефон Галины Влади­мировны: 89051899184.

Те, кто готов найти вре­мя и силы для помощи На­таше и ее маме, имеют та­кую возможность.

 

Перейти на авторский сайт Галины Луговой →

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 143 гостей 
Просмотрено статей : 5616165
Индекс цитирования
Оценка качества сайта

Статьи по теме